Юридические услуги
Адрес: г. Екатеринбург, ул. Луначарского, д.240/1, 2 подъезд, 3 этаж
Мы работаем ПН-ПТ с 10:00 до 19:00, СБ-ВС по записи
(343) 247-20-53
E-mail: office@pmka.su
Главная / Полезное / Проблемы приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя, владения и владельческой защиты

Проблемы приобретения права собственности от неуправомоченного отчуждателя, владения и владельческой защиты

08.08.2019

В гражданском праве России эта ситуация никак не урегулирована. Представляется, что если собственник не воспользовался предоставленным ему правом истребовать свою вещь в течение установленного срока, то она не представляет для него большого интереса, поэтому должен быть предусмотрен механизм возвращения вещи в оборот. А сделать это можно только предоставив владельцу, пусть даже недобросовестному, приобрести право собственности на данную вещь. Поэтому, представляется, что следует воспользоваться опытом других стран, и внести в ст. 234 еще один пункт: «6. В случае невозможности истребования собственником имущества у недобросовестного приобретателя (владельца) ввиду истечения срока исковой давности последний в случае непрерывного и открытого владения им в течение тридцати лет становится собственником этого имущества».

Предвидя возражения, что данное предложение узаконивает произвольное лишение собственника его имущества, можно предложить альтернативный вариант – дополнить ст. 208 ГК РФ новым пунктом со следующим текстом: «Исковая давность не распространяется: ... на случаи истребования имущества у недобросовестного приобретателя». Проблема решается только так или иначе, третьего варианта в данной ситуации нет. Предложение о внесении изменений в ст. 234 ГК РФ будет неполным, если не внести еще и изменения в ст. 235 ГК РФ, так как перечень случаев прекращения права собственности, изложенный в этой статье, является исчерпывающим. Поэтому, если мы предусматриваем приобретательную давность, как основание  приобретения   права   собственности  добросовестным приобретателем, то должны предусмотреть и прекращение права собственности по этому основанию прежним собственником, для чего дополнить п. 2 ст. 235 следующим текстом: «8)  приобретение   права   собственности  иным лицом по приобретательной давности в случаях, предусмотренных п.п. 5, 6 ст. 234». После внесения соответствующих изменений в закон можно будет говорить о появлении оснований  приобретения   права   собственности  от неуправомоченного отчуждателя.

Необходимость введения владельческой защиты

Однако закрепление в законодательстве приведенных выше изменений недостаточно. Без введения полноценной посессорной владельческой защиты право добросовестного приобретателя на  приобретение   собственности  по давности все-таки не будет защищено абсолютно. В настоящее время владение добросовестного приобретателя защищается от посягательства третьих лиц в силу п. 2 ст. 234 ГК РФ, но такое владение не защищается от собственника. Поэтому, если собственник понимает, что не может истребовать имущество в силу ограничений ст. 302, но все-таки каким-либо путем завладевает имуществом, ссылаясь, скажем, на самозащиту своего права, то у добросовестного приобретателя нет никаких средств защиты против таких самоуправных действий собственника. Таким образом, то, что собственник не в силах сделать правовым способом в силу известных ограничений, то, в настоящее время, без полноценной владельческой защиты, он может добиться неправовыми способами. Например, собственник, не имея возможности истребовать проданную неуправомоченным лицом квартиру, просто врезает в двери новые замки и не допускает туда добросовестного приобретателя, у которого в данном случае нет предусмотренной законом защиты против таких действий собственника. Ситуация усугубляется тем, что формулировка ст. 14 ГК РФ довольно-таки обтекаема и не позволяет разграничить действительно самозащиту права от самоуправства.

Было бы целесообразно конкретизировать ст. 14 ГК РФ, для чего внести туда под новым пунктом определение как самозащиты, так и самоуправства, данное, например, А. В. Коноваловым: «Защита владения фактическими действиями владельца носит характер самозащиты права в том случае, если этими действиями пресекается реальное посягательство на лишение или нарушение владения, если эти действия отвечают требованиям, предъявляемым законом к поведению лица, действующего в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, если обстоятельства, предшествующие этим действиям, были таковы, что потребовали незамедлительного вмешательства владельца, его адекватной реакции», «не может рассматриваться как самозащита права изъятие вещи силой лицом, утратившим владение у нарушителя владения или лица, в фактическом владении которого оказалась вещь по истечении времени (когда возврат владения не произошел незамедлительно). Не может рассматриваться как самозащита права самоуправное изъятие из чужого владения вещи, которая, как полагает нарушитель владения, принадлежит ему по праву, если оно не совершено в рамках необходимой обороны или крайней необходимости».

Если же все же собственник самоуправно захватил свое имущество в обход ограничений ст. 302 ГК РФ, то у суда нет основания вернуть вещь приобретателю, ведь собственник еще не лишился своего права, а приобретатель еще не приобрел его и у него нет защиты по ст. 234 ГК РФ против собственника. Такая защита может появиться, если только ввести полноценную владельческую защиту в наше право. В настоящее время владельческая защита, предусмотренная ст. 305 ГК РФ таковой не является, так как предусматривает только защиту титульного владельца. По сути, это не защита владения как такового, а защита владения как правомочия какого-либо вещного права: права аренды, найма, хозяйственного ведения и т.д., то есть, по сути, это защита вещного права. Об этом пишет и А. В. Коновалов: «Ни один из кодификационных актов гражданского закона России послереволюционной эпохи не содержит модели посессорной защиты в ее классическом виде, предоставляя возможность защищать фактическое владение в гражданском суде лишь в традиционных рамках вещного и обязательственно-правовых исков, т.е. в рамках процесса, предполагающего исследование правового титула владения». Такого же мнения и К. И. Скловский: «нашим правом утрачена классическая владельческая защита».